Каржавин Ерофей Никитич


Каржавин Ерофей Никитич
Каржавин Ерофей Никитич [1719, Москва – 25 III (5 IV) 1772, Петербург]. Происходил из семьи старообрядцев, занимавшихся розничной торговлей. Отец К. был ямщик Старорогожского яма и жил в Чехоловой слободе (РГАДА, ф. 7, № 1726, л. 24). К. был рано отдан в обучение к купцу-старообрядцу Д. Б. Баскакову. Он продолжал служить у него и после того, как дело отца унаследовал брат Василий (1739). По торговым делам К. приходилось часто выезжать в Петербург; знакомство со служащими Академии наук побудило К. порвать с расколом и для получения образования уехать в Париж. В Сорбонне К. изучал юриспруденцию и философию; овладел фр. и лат. языками. Учителями, а впосл. друзьями К. были знаменитые фр. ученые Ж. -Н. Делиль, Ж. -Н. Бюаш, Ж. -Л. Барбо де Брюер (ср.: Лейпцигское известие (1768)). В янв. 1753 К. посетил Лондон для встречи с братом Василием и взял с собой в Париж племянника Федора, уделяя в дальнейшем много времени его воспитанию. Во время учебы в Париже К. испытывал постоянную нужду и, хотя вел корреспонденцию брата, получал от него лишь мизерную помощь. В янв. 1756 по доносу проживавшего в Лондоне беглого купца Петра Дементьева Василий был арестован. Давний знакомый К., свидетель задушевных бесед братьев в Лондоне, Дементьев обвинил их в антиправительственных высказываниях и религиозном вольнодумстве. В Тайной канцелярии от Василия потребовали срочного вызова брата из-за границы. Дело братьев К. было прекращено лишь после сообщения посла во Франции Д. А. Голицына от 15 июля 1760 о смерти доносчика 15 дек. 1756. К. пытался получить должность при фр. дворе. В записке, поданной Барбо де Брюером министру д’Аржансону по этому поводу, приведены сведения о научных и литературных занятиях К. в Париже, в частности об исследованиях в области сравнительного языкознания, рус. истории, а также о проекте перевода рус. летописей на фр. язык. Речь идет прежде всего о «Remarques sur la langue russienne et sur son alphabet…» (изд. в Петербурге в 1791). В предисловии к изданию Ф. В. Каржавин, редактор и переработчик этого сочинения, указал, что книга была составлена по инициативе и при содействии фр. ученых. Одна из глав посвящена рус. поэзии и «создателю русского Парнаса, любителю наук» А. Кантемиру, сатиры которого «знают во Франции в переводах». Давая краткий обзор рус. литературы первой пол. XVIII в., К. называет и «профессора красноречия» В. К. Тредиаковского. Далее автор пишет: «С этого времени Россия дала миру больше поэтов и стихи так стали в моде, что не было студента, который не писал бы поэтических сочинений прежде своего выхода из университета. Мы насчитываем в России несколько эпических поэм, это государство имеет своих авторов трагедий и комедий, своих Вольтеров, своих Мольеров, своих Лафонтенов и даже своих Дезулиеров. Ломоносов придал хороший вкус поэзии своими стихами, столь же изящными, как и звучными…». В 1760, решив вернуться на родину, К. обратился с прошением к полномочному министру в Париже Д. А. Голицыну и 2 сент. 1760 по «знанию латинского и французского языков» был зачислен архивариусом при рус. посольстве (АВПР, Внутр. кол. дела, № 49, л. 183), а в сер. сент. покинул Францию (АВПР, Внутр. кол. дела, № 26, л. 6). В Петербурге он служил переводчиком в Коллегии иностр. дел; 30 апр. 1765 был произведен в чин поручика (РГАДА, ф. 286, оп. 2, № 9, л. 140). В одно время с К. в коллегии служили Д. И. Фонвизин, Ф. А. Эмин, В. Г. Рубан, И. Ф. Богданович, А. П. Курбатов, П. И. Челищев, но были ли они близко знакомы с ним, установить не удалось. Большинство трудов К. при его жизни изданы не были и безвозвратно утрачены. Из увидевших свет наиболее значительным является перевод «Путешествий Гулливеровых» Дж. Свифта (1772. Ч. 1–2; с фр. изд. Дефонтена; иждивением Собрания, старающегося о переводе иностр. книг). Ч. 3–4 перевода изданы в 1773 иждивением О-ва, старающегося о напечатании книг. Текст был переведен К. с толком и пониманием, рус. читатель с самого начала имел возможность воспринять «Путешествия» не как нравоучительный трактат или мизантропические излияния, а как пародийно-комическую повесть. В 1780 книгу, тепло принятую публикой, переиздал Н. И. Новиков. 3-е издание воспоследовало лишь в 1820, однако имя переводчика с тит. листа было снято. Умер К., как свидетельствует Ф. В. Каржавин, «марта 25 дня 1772-го года пополудни 6-го часа в последней четверти, поболев дней с 20» (РГИА, ф. 789, оп. 1, ч. 1, № 397, л. 67 об.). Лит.: Известия о братьях Каржавиных. 1753–1760 гг. // Сб. Отд-ния рус. яз. и словесности. 1872. Т. 9; Дуров Н. П. Братья Василий и Ерофей Каржавины // Рус. старина. 1875. № 3; Титов А. А. Редкая книга: («Remarques sur la langue russienne») // Рус. арх. 1906. № 1; Коган Ю. Я. Очерки по истории рус. атеистической мысли XVIII в. М., 1962; Полонская И. М. Издательская деятельность Ф. В. Каржавина // Проблемы рукоп. и печатной книги. М., 1976.
С. Р. Долгова

Словарь русского языка XVIII века. — М:. Институт русской литературы и языка. . 1988-1999.

Смотреть что такое "Каржавин Ерофей Никитич" в других словарях:

  • Каржавин, Ерофей Никитич — переводчик Иностр. коллегии; род. 172 г.; † 177? г., перев. для печати при Екатерине II. {Половцов} …   Большая биографическая энциклопедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.